Архив рубрики: Рассказы для детей

Драка

Обедала Надежда обычно на заводе, где работала мастером ОТК. Но сегодня побежала домой, жила почти рядом. Морозно, солнечно, захотелось пройтись, подышать.

Едва она вошла, как зазвонил телефон. Незнакомый голос принадлежал директрисе лицея, где учились дети: Никитка — в пятом классе, Оленька — во втором. Никогда прежде звонков из школы не было, Надя сразу настроилась на что-то неприятное.

Директриса говорила резко, переходя почти на крик, что Надежде немедленно нужно прийти в школу, так как её сын разбил однокласснику нос, что мать этого мальчика, инспектор гороно, уже подъехала и грозит перевести потерпевшего в другой лицей.

Надя, и без того хрупкая, как-то вся съёжившись, только и смогла ответить: «Разберёмся». Едва она положила трубку, щёлкнул замок, это пришёл Никита. Стоя в коридоре, он растерянно теребил ремень сумки:

— Мам, за тобой послали. В цех зашел, сказали, ты на обед ушла.

Надежда выпрямилась, перезвонила начальнику, сообщив, что задержится, и, проведя рукой по взъерошенному тёмно-русому чубу сыночка, выдохнула:

— Никит, присядь и объясни по порядку, что случилось?

— Мамуля, это я Эдика ударил. Знаешь, он всё пытался доказать, что самый крутой из наших пацанов, этак при всех, то пальчиком поманит, как слабака последнего,  то кулак покажет из-за спины. И все хихикают… противно. Думал: надоест и отстанет. Так он начал выпендриваться: «Слабо подойти, размазня?» Я и подошёл.

Эд первым меня толкнул. Подрались. Что оставалось делать? Он захныкал, всё классной выложил. Та — директору. А тут конец перемене. Кровь из носа остановили сразу, но мамаше Эда позвонили.  Начали меня ругать.

— А ты, что?

— Молчал всё время. Хотели, чтобы при всех признал свою вину. Но начал-то он. Почему я должен прощения просить?

Надя смотрела на сынишку и думала: «Вот и вырос, проблемы начались. Класс-то с математическим уклоном, учеников набирали изо всех четвёртых. Мальчишки пытаются расставить приоритеты. Да и Эдуард повыше и покрепче сына будет. Видно, точно достал. Верно ли поступил Никита? А что бы я сделала на его месте?»

— Вот что, сынок, в лицей я, конечно, не пойду. Сам  натворил, сам и выбирайся. Могу только посоветовать. То, что ты не слабак, уже доказал, хотя и не так, как хотелось бы, мог бы с ним просто поговорить. Теперь покажи, что ты не глупый, зла на него не держишь. Никита, с ребятишками нужно уметь дружить, тогда и учёба будет тебе не в тягость. И маму обиженного мальчика можно понять. Я бы также за тебя переживала. Вообще,  извинилась бы и постаралась подружиться с одноклассниками. А ты подумай и поступай так, как сочтёшь нужным. Уже взрослый, вон какой долговязый. Мне на работу пора. Иди на занятия.

Надежда ожидала, что сообщат о драке в отдел. Но больше её никто не беспокоил. Вечером прошла по магазинам за продуктами и до дома.

Дверь открыл сын, Дочка, симпатичная девчушка со светлыми кудряшками, прыгала рядом вокруг сеток с едой:

— Мамочка, принесла сладенького? Давай я авоськи разберу.

Надя оставила поклажу на кухне на Оленьку и зашла в детскую к сыну.

— Ну, как твои дела? Меня больше не вспоминали?

Никита выглядел спокойным и заметно повеселевшим:

— Нет, мамуль, не вспоминали. Когда я в класс вернулся, все ещё там находились, с ребятами наш случай разбирали. Те не обсуждали, говорили учителя. Попросил разрешения войти, встал перед партой Эда, извинился. Перед его матерью тоже. Сказал, что больше не буду кулаками проблемы решать. Да, и не потребуется, наверное, с Эдиком мы вместе теперь из школы ходить будем, он даже ждал меня, пока я Олю забирал из продлёнки.

Впервые за день Надюша улыбнулась: «Слава богу, ситуация разрешилась, теперь сынуля, точно, правильно поступил». И, хотя ей, сорокалетней женщине, не привыкать к жизненным невзгодам, чуть не заплакала, трудно без отца детей растить: «Да лучше так, чем выслушивать пьяные никчёмные речи бывшего мужа, который и со второй-то женой неважно живёт».

Оленька разобрала сетки. Никита пошёл разогревать котлеты с картошкой. Надежда умылась и поспешила на кухню, помочь детям накрыть стол на ужин.

Сборник: Девяностые. Рассказы для детей
Иллюстрация: http://images.yandex.ru
© Copyright: Наталья Костянова, 2012
Свидетельство о публикации №21201241533

 

 

Джина


Надежда еду на целый день для своих двоих детей всегда готовила накануне вечером. Приходя с работы, усаживала Никиту и Оленьку ужинать, потом забирала ребятню с собой на дачу. В поливочные дни все вместе орошали огурцы, помидоры, землянику, кусты ягодника из шланга и леек. Никитка в третьем классе учился, Оля в садик ходила. Дети во всём матери помогали. По возвращении с участка, Надя сразу спешила к плите. Суп варила в большой кастрюле, иначе на день не хватало. Женщина поначалу довольна была, значит, ребятишки съедают, молодцы, растут ведь.

Но сегодня воду для полива не должны качать, да и затучило. Надя, мастер ОТК на заводе, устала и решила отдохнуть.

Накрыла на стол, дочка с прогулки прибежала, а Никитки нет. Наверное, с ребятками забегался, придёт скоро, рассудила Надежда.

Играла детвора, в основном, во дворе  на самодельной футбольной площадке. На электронную игру сынишка денежки копил, в кубышку бросал мелочь, которую Надежда иногда давала на сладости и мороженое.

Она стирала, кухарничала, Оля мыла посуду. Смеркалось.

Надежда одна растила детишек, с мужем разошлись, когда ещё ребята были маленькими. Причина одна на всех русских баб: выпивал. «Какой папаша из него, денег не зарабатывает, ругань, малышкам покой нужен», — думала тогда Надюша.

Стемнело.  Оля клялась матери, что не знает, где брат, видела его утром с Мишей, одноклассником, и собакой Джиной.

Надежда помнит, как впервые увидела эту собачару. Открывает дверь Никите, а с ним рядом замер этот черный грозный ирландский волкодав. Ох, и испугалась она, но сынишка успокоил: «Мам, это девочка, Джина, её кто-то выгнал из дома, по улице бродит голодная, да она очень умная, зря не кусается, всё понимает, разрешишь ей в нашем  подвале пожить?» Так Джина и прижилась. Позже принесла кутят, и ребятки их пристраивали по людям. Тогда Надежда и поняла, куда еда исчезает. «Ну, ничего, хватит нам, пусть кормят, куда же ей теперь», — успокоила она себя. Так и содержали Джинку две семьи: её и соседская, Мишины родители.

Но потом собачку у ребят выпросил сторож дядя Володя. Он брал её с собой в караул. Прожила полгода Джина у дяди Вовы и его жены тёти Маши.

Надежда обзвонила всех знакомых,  обежала в доме друзей Никитки. Обнадёживало одно: Миши тоже не было. «Хоть не одинёхонек сыночек, вдвоём где-то. Похоже, и собака с ними» — размышляла она.

Но от мысли, что что-то с сыном может случиться, Надежде  снова становилось дурно. Не сдерживая рыданий, она позвонила в милицию.

Дежурный пояснил, что для розыска времени прошло мало, скорее всего, малец сам вернётся, но помочь обещал. Расспросил, есть ли где родственники, куда мальчуган может направиться.

Дед с бабкой по отцу жили на железнодорожной станции  часах в трёх езды на электричке. Однажды дети у них гостили. Больше некого навещать. Это и объяснила Надежда.

Минуло ещё около двух часов.  Надежда уже переплакала, в голове стучало. Она сидела, тупо уставясь на телефон. Оленька тоже не спала.

Звонок, Надежда взяла трубку и разрыдалась. Милиционер на другом конце провода её утешал. Наконец, Надежда ещё всхлипывая, стала слушать: «Успокоились? Нашли Вашего сына вместе с товарищем. Участковый с посёлка, где живёт ваш дедушка, дошёл до него. Парнишка приезжал к дедуле, и с приятелем сели в проходящий, выехали обратно. Здесь на станции их встретим».

Надежда вытерла слёзы, перезвонила Мишиной маме, села ждать. «Оля, никогда вас не била, а вот приедет, ей богу, побью!» — говорила она дочери.

Когда в дверь позвонили, дочурка, намаявшись, дремала на стуле в прихожей. Надежда вскочила, открыла, не спрашивая, кто там.

На пороге стоял Никитка, виновато переминаясь с ноги на ногу: «Мам, меня дяденька милиционер в своей машине подвёз с вокзала» — только и промямлил он.

Надежда схватила сынишку, прижала к себе и, забыв все свои обещания, опять заревела. Никитка, всё бормотал: «Прости меня, мамуль, я не нарочно, так получилось. Мы надеялись, быстро съездим и обернёмся засветло».

И, уже запивая булку, намазанную маслом, чаем с вареньем, Никита рассказал, почему он поспешил в деревню. Услышали они с Мишкой, как возле подъезда тётя Маша сообщила соседке, что собралась вести собаку к ветеринару, чтобы там её усыпить, потому что супруга из охранников сократили, и собачка им стала не нужна, так и выразилась: «Больно ест много, здоровущая псина». Из-за угла ребятишки позвали Джину, и сиганули с ней через дорогу. Придумали увезти её к дедуле. Пока тётенька искала собаку возле дома, ребятишки уже бежали с ней к вокзалу.

Только хотела Надежда спросить, на какие же деньги мальчишки купили билеты на поезд, заметила разбитую детскую свинью-копилку на окне.

Из цикла: Девяностые
28 июня 2010г.
© Copyright: Наталья Костянова, 2010
Свидетельство о публикации №21007070446