Все записи автора Наталья Костянова

В декабре 2011 вышел сборник моих стихотворений «Золотой листопад» ISBN 978-5-98344-237-5 В марте 2013 вышла книга стихов «Четыре дороги к сердцу» ISBN 978-5-98344-310-5 Новая публикация: Проза в Литературном журнале "ЛитОгранка" №4 ISBN 978-5-905-398-47-6 Стихи в Литературном журнале "Ковчег" № 31 август 2013

Я обычная, обычных много

 

Я обычная, обычных много,
Ты же ищешь сказку и весну,
Но зачем у моего порога 
Ты словами будишь тишину?
Встречи не ищи со мной, напрасно,
Возле дома больше не броди,
Без тебя я жить смогу прекрасно,
Только рвётся сердце из груди.
Только стонут ивы да берёзы,
Стан осины крутит ветер злой,
И глаза мне застилают слёзы,
Словно солнце скрылось за тобой.

 

Иллюстрация: http://www.liveinternet.ru
© Copyright: Наталья Костянова, 2010
Свидетельство о публикации №11006203983

 

Откусила я от солнышка кусочек

Откусила я от солнышка кусочек,
Ароматной алой свежести  глоточек.
Ах, какой приятный, сладкий вкус,
Хочешь, ешь со мной, большой арбуз!
Иллюстрация: Евгения Гапчинская
Источник: www.google.ru
© Copyright: Наталья Костянова, 2010
Свидетельство о публикации №11008142987

 

Три осины


Дул холодный северный ветер. Бабушка, Полина Ивановна, с внучкой  Ксюшей сидели вечером на даче в тёплой комнате. Об окно снаружи что-то стукнуло.

– Бабушка, что там? Мне страшно, – почти прошептала Ксюша и придвинулась к Полине Ивановне поближе, – давай посмотрим.

– Сиди, я сама посмотрю, – ответила бабушка. 

За окном одиноко стояли три осины. Их ветви при сильном ветре задевали окно дачной комнаты, где сидели бабушка и внучка. Казалось, что осины стучались в окно и просились в дом. 

– Видишь, – Полина Ивановна приоткрыла занавеску и указала внучке на осины, – это просто деревья, три осины. Ветер сильный, – добавила она.

Ветер и впрямь разошёлся! Так и выло что-то за окнами, и скрипело. И осины всё настойчивей и яростней били в стекло своими ветками.

– Бабуленька,  мне очень жаль эти деревья, мы в тепле, а на улице темно, ветрено и холодно. Давай откроем окно, пусть они погреются, – затеребила Ксюша за рукав Полину Ивановну.

– Нельзя, внученька, даже если бы мы открыли окно и дверь, эти осины не смогли бы войти к нам в дом. Они не могут двигаться и ходить. Они наказаны. Уже много-много  лет они вынуждены переносить и жару, и холод, моля о прощении старую матушку-природу,  – ответила бабушка.

Ксюша помолчала и спросила:

– А почему эта матушка такая недобрая?

– О, ты не права, внученька, Когда-то, очень давно, эти три осины были девицами-красавицами. И дом их стоял на этом же месте.

И бабушка  рассказала, как однажды, в ужасную грозу, сидели три девицы с женихами-молодцами в избе. Сестрицы, точно лебеди белые, до того пригожи были, что женихи от них глаз оторвать не могли. Сговор шел о свадьбе. С ними и сваха, сама матушка-природа, угощалась за хлебосольным столом. 

Ксюша слушала бабушкин рассказ внимательно. «Сидят, крестятся, скорей бы гроза прошла, – продолжала бабушка. – А гроза-то не на шутку разыгралась. Молния вожжой бьёт, гром гремит раскатами, а дождь так и льёт, так и льёт! Вдруг под окошком послышались тоненькие жалобные голоса:

– Пустите в дом, люди добрые, сироты мы горькие, промокли до ниточки, есть хотим. Страшно нам на улице, ветром нас с ног валит, молния наших плеч касается.

Женихи рванулись, было с мест, да  матушка-природа остановила их и говорит: 

– Девоньки-красавицы, жаль вам сиротиночек?

– Очень жаль, – отвечают.

– Вы здесь хозяюшки, пойди, отопри ворота, Варенька, – просит она старшую сестрицу.

– Ах, матушка, дождь такой за окном, жаль мне сарафана алого, – отвечает та.

– Сходи ты, Катенька, – посылает матушка-природа среднюю.

– Матушка, грязь на дворе, туфельки атласные измараю.

– А пойдёшь ли ты, Настенька? – спрашивает она меньшую.

– Я пошла бы, маменька, да ветер сильный на улице, сорвёт серёжки дарёные.

Природа-матушка вышла во двор, отперла ворота и впустила малых сиротушек. Глянула на парней и спрашивает:

– Ну что, женихи-красавцы, быть ли свадьбам? Довольны ли вы невестами?

Молчат женихи.

Подняла матушка-природа посох берёзовый, ударила им оземь:

– Станьте вы, девицы бессердечные, тремя горькими осинами. Пусть ветром гнёт вас до полу, пусть молния ветви вам сжигает, гром не даёт вам покоя, а солнце листья ваши испепелит. Пусть дверей вам никто не откроет.

С тех пор стоят три осины под окном, и в жару, и в холод, содрогаясь от рыданий. И никто не может им помочь». 

Полина Ивановна замолчала, а Ксюша ещё долго раздумывала, как можно помочь несчастным.

Утром Ксюшу разбудил яркий солнечный лучик, он скользил прямо по её личику. Девочка оделась и выбежала на улицу.

Светило солнце. Дождь закончился ещё ночью, ветер затих. В такую безветренную погоду ни один листик не шелохнулся.  Вся зелень вокруг после дождя стала яркой, отдохнувшей.

Ксюша сразу подошла к осинам. 

Три осины, зелёные и рослые, стояли особняком от других деревьев. «Ничем и не отличаются», – подумала Ксюша и решила идти завтракать.

Но вдруг она, что-то почувствовав, оглянулась. «Да, нет, ничего, – отметила про себя Ксюша, – просто шум какой-то».

Это шелестели листья осин. Деревья словно жаловались кому-то, беспокойно сетуя на свою горькую долю и обреченность вечно терзаться страхом и отчаянием.

Сборник: Сказки старого леса
Иллюстрация: http://www.liveinternet.ru/
© Copyright: Наталья Костянова, 2010
Свидетельство о публикации №21008241224

 

Джина


Надежда еду на целый день для своих двоих детей всегда готовила накануне вечером. Приходя с работы, усаживала Никиту и Оленьку ужинать, потом забирала ребятню с собой на дачу. В поливочные дни все вместе орошали огурцы, помидоры, землянику, кусты ягодника из шланга и леек. Никитка в третьем классе учился, Оля в садик ходила. Дети во всём матери помогали. По возвращении с участка, Надя сразу спешила к плите. Суп варила в большой кастрюле, иначе на день не хватало. Женщина поначалу довольна была, значит, ребятишки съедают, молодцы, растут ведь.

Но сегодня воду для полива не должны качать, да и затучило. Надя, мастер ОТК на заводе, устала и решила отдохнуть.

Накрыла на стол, дочка с прогулки прибежала, а Никитки нет. Наверное, с ребятками забегался, придёт скоро, рассудила Надежда.

Играла детвора, в основном, во дворе  на самодельной футбольной площадке. На электронную игру сынишка денежки копил, в кубышку бросал мелочь, которую Надежда иногда давала на сладости и мороженое.

Она стирала, кухарничала, Оля мыла посуду. Смеркалось.

Надежда одна растила детишек, с мужем разошлись, когда ещё ребята были маленькими. Причина одна на всех русских баб: выпивал. «Какой папаша из него, денег не зарабатывает, ругань, малышкам покой нужен», — думала тогда Надюша.

Стемнело.  Оля клялась матери, что не знает, где брат, видела его утром с Мишей, одноклассником, и собакой Джиной.

Надежда помнит, как впервые увидела эту собачару. Открывает дверь Никите, а с ним рядом замер этот черный грозный ирландский волкодав. Ох, и испугалась она, но сынишка успокоил: «Мам, это девочка, Джина, её кто-то выгнал из дома, по улице бродит голодная, да она очень умная, зря не кусается, всё понимает, разрешишь ей в нашем  подвале пожить?» Так Джина и прижилась. Позже принесла кутят, и ребятки их пристраивали по людям. Тогда Надежда и поняла, куда еда исчезает. «Ну, ничего, хватит нам, пусть кормят, куда же ей теперь», — успокоила она себя. Так и содержали Джинку две семьи: её и соседская, Мишины родители.

Но потом собачку у ребят выпросил сторож дядя Володя. Он брал её с собой в караул. Прожила полгода Джина у дяди Вовы и его жены тёти Маши.

Надежда обзвонила всех знакомых,  обежала в доме друзей Никитки. Обнадёживало одно: Миши тоже не было. «Хоть не одинёхонек сыночек, вдвоём где-то. Похоже, и собака с ними» — размышляла она.

Но от мысли, что что-то с сыном может случиться, Надежде  снова становилось дурно. Не сдерживая рыданий, она позвонила в милицию.

Дежурный пояснил, что для розыска времени прошло мало, скорее всего, малец сам вернётся, но помочь обещал. Расспросил, есть ли где родственники, куда мальчуган может направиться.

Дед с бабкой по отцу жили на железнодорожной станции  часах в трёх езды на электричке. Однажды дети у них гостили. Больше некого навещать. Это и объяснила Надежда.

Минуло ещё около двух часов.  Надежда уже переплакала, в голове стучало. Она сидела, тупо уставясь на телефон. Оленька тоже не спала.

Звонок, Надежда взяла трубку и разрыдалась. Милиционер на другом конце провода её утешал. Наконец, Надежда ещё всхлипывая, стала слушать: «Успокоились? Нашли Вашего сына вместе с товарищем. Участковый с посёлка, где живёт ваш дедушка, дошёл до него. Парнишка приезжал к дедуле, и с приятелем сели в проходящий, выехали обратно. Здесь на станции их встретим».

Надежда вытерла слёзы, перезвонила Мишиной маме, села ждать. «Оля, никогда вас не била, а вот приедет, ей богу, побью!» — говорила она дочери.

Когда в дверь позвонили, дочурка, намаявшись, дремала на стуле в прихожей. Надежда вскочила, открыла, не спрашивая, кто там.

На пороге стоял Никитка, виновато переминаясь с ноги на ногу: «Мам, меня дяденька милиционер в своей машине подвёз с вокзала» — только и промямлил он.

Надежда схватила сынишку, прижала к себе и, забыв все свои обещания, опять заревела. Никитка, всё бормотал: «Прости меня, мамуль, я не нарочно, так получилось. Мы надеялись, быстро съездим и обернёмся засветло».

И, уже запивая булку, намазанную маслом, чаем с вареньем, Никита рассказал, почему он поспешил в деревню. Услышали они с Мишкой, как возле подъезда тётя Маша сообщила соседке, что собралась вести собаку к ветеринару, чтобы там её усыпить, потому что супруга из охранников сократили, и собачка им стала не нужна, так и выразилась: «Больно ест много, здоровущая псина». Из-за угла ребятишки позвали Джину, и сиганули с ней через дорогу. Придумали увезти её к дедуле. Пока тётенька искала собаку возле дома, ребятишки уже бежали с ней к вокзалу.

Только хотела Надежда спросить, на какие же деньги мальчишки купили билеты на поезд, заметила разбитую детскую свинью-копилку на окне.

Из цикла: Девяностые
28 июня 2010г.
© Copyright: Наталья Костянова, 2010
Свидетельство о публикации №21007070446